Меню Закрыть

Эсп что это: ESP — что это такое?

Содержание

AUTO.RIA – Что такое система ESP и зачем она нужна?

Electronic Stability Program или сокращенно ESP — это популярнейшая из большого количества современных аббревиатур. Которые означают одну вещь — динамическую систему стабилизации. В зависимости от производителя, называться она может по-разному: VDC, ESC, DSC, VSC и т.д., но сути это не меняет, система стабилизации помогает водителю справиться с автомобилем в разных ситуациях.


А вы знаете, зачем нужна ABS?


История развития ESP

В уже далеком 1959 году прообраз современной ESP был запатентован компанией Daimler-Benz и получил название «Управляющее устройство». Но инженерам компании не удалось с первой попытки совершить революцию в автомобильных системах безопасности. Именно Daimler-Benz и довел до ума несовершенную систему. В 1994 году испытания нового, даже на те времена, электронного помощника продолжились на премиальных Мерседесах, а уже через год в 1995 году впервые серийно применилась на купе Mercedes-Benz CL 600. Успешные испытания системы на купе уже несколькими годами позднее позволили устанавливать ESP серийно на Мерседесы S и SL классов.


Основная задача ESP

Систему стабилизации еще называют системой курсовой устойчивости, поэтому не думайте, что путаетесь в терминах. ESP контролируется блоком управления, на который подаются сигналы с множества датчиков. Они отслеживают направление движения машины в зависимости от положения рулевого колеса и педали газа. Кроме того, на блок управления поступает информация о боковых ускорениях автомобиля и ориентации заноса.

Так выглядит блок управления ESP


ESP контролирует поперечную динамику автомобиля, помогая водителю в критических ситуациях, тем самым предотвращая срыв автомобиля в занос или в боковое скольжение. По сути, система стабилизации сохраняет курсовую устойчивость, траекторию движения и стабилизирует автомобиль во время выполнения маневров.

А особенно на высокой скорости или на плохом покрытии, когда склонность к сносу или заносу гораздо выше. Отсюда вытекает и второе простонародное название системы — противозаносная система.

Как работает ESP?

Современные автомобили практически каждой модели могут быть оснащены системой стабилизации, если не в базовой версии, то хотя бы, как опция. Машины любой марки и класса могут комплектоваться ESP и прежней связи со стоимостью транспортного средства уже нет.

Система стабилизации тесно взаимосвязана с ABS, более того без антиблокировочной системы невозможна работа ESP. Кроме того, в процессе стабилизации принимают участие антипробуксовочная система и блок управления двигателем. По своей сути, это единая система, работающая комплексно. Водителю, конечно, не всегда понятны и ощутимы действия системы. Но в то же время она выполняет целый комплекс контраварийных действий.


Структура ESP — это электронный блок-контроллер, постоянно обрабатывающий сигналы из датчиков. Сигналы поступают с датчиков скорости вращения колес, датчика положения рулевого колеса и датчика давления в тормозной системе. В зависимости от показаний, система стабилизации вступает в действие. Но основная информация, поступающая на блок управления — сигналы с двух специальных датчиков: угловой скорости относительно вертикальной оси и датчика поперечного ускорения.

Если величина бокового скольжения на вертикальной оси больше допустимой в тот момент величины, система стабилизации мгновенно вступает в действие. ESP постоянно знает обороты двигателя, скорость движения, угол поворота руля и колес, есть ли занос и многое другое. Поэтому и команды с блока на управляющие элементы отправляются в тот же миг.

Как на деле выглядит действие ESP?

В случае, если возникла любая аварийная ситуация, то вернуть автомобиль в исходной положение и направить его на прежний курс система может выборочно подтормаживая одно или несколько колес. Зависимо от ситуации, система определяет какое из колес нужно замедлить — внешнее или внутреннее, переднее или заднее.


Выборочное торможение колес происходит с помощью гидромодулятора АБС, который создает давление в тормозной системе самостоятельно, без участия водителя. В тот же момент блок управления двигателем поступает команда на сокращение подачи топлива, а соответствие и на снижение крутящего момента на колесах.


Узнайте, как безопасно перевозить детей в машине


Электронная система стабилизации активна и работает в любом режиме движения — будь то разгон, торможение или езда накатом. А алгоритм ее работы зависит от каждой конкретной ситуации. Умная ESP даже может регулировать режим работы автоматической трансмиссии, снижая передачу или переходя в зимний режим работы, для сглаживания реакций.

Стоит ли пользоваться кнопкой ESP OFF?

Существует мнение, что система стабилизации мешает опытным водителям справиться с аварийной ситуацией. Например, когда для выхода из заноса нужно поддать газу, а система блокирует подачу топлива.

Это так, но только в случае с довольно опытными драйверами. Большинство водителей никогда не бывали в подобных ситуациях и занос их может только напугать. Кроме того нужно учитывать человеческий фактор, когда, например, водитель отвлекся или не успел вовремя отреагировать на экстремальную ситуацию.


Поэтому мы рекомендуем не отключать систему стабилизации, дабы избежать даже малейшую возможность возникновения неконтролируемой аварийной ситуации. Для любителей же экстремальной езды некоторые производители предусмотрели несколько режимов работы ESP, когда система позволяет немного похулиганить и вступает в работу в критической ситуации.

ESP: что это такое в машине

Перед современными конструкторами автомобилей вопрос безопасности стоит как нельзя остро. Быстрые автомобили, безумный темп жизни, низкая культура вождения и коварные погодные условия провоцируют возникновение множества трудных и опасных ситуаций на дорогах. Сегодняшняя статья посвящена теме ESP: что это такое в машине?

ESP – это пневмоэлектронная система безопасности, относимая к категории активных средств противодействия заносу автомобиля. В России больше прижилось название «система электронного контроля устойчивости». Первые опытные образцы системы появились ещё в 1960-х годах, когда немецкий концерн «Daimler-Benz» запатентовал своё новое изобретение с лаконичным названием «Управляющее устройство». Впрочем, первые ходовые испытания серийных образцов прошли лишь в 1994 году и с 1995 года активно устанавливались на премиальные модели Mercedes S-класса.

ESP: что это такое в автомобиле

Зачастую систему ESP называют системой динамической устойчивости автомобиля. Кстати говоря, вариантов аббревиатур и названий множество: ESC, VDC, VSC, DSC, DSTC, в зависимости от производителя машины, но сути это не меняет – всё это одна и та же система.

Схема торможения автомобилей с и без ESP

Главная задача ESP – обеспечение контролируемого и отзывчивого управления автомобилем вне зависимости от степени потери его управляемости. В каком-то смысле эта система является расширенной версией антиблокировочной системы (ABS), за тем исключением, что контролируется не степень блокировки, а момент сила колеса (силы его вращения). В упрощённом виде система состоит из 3 главных модулей:

  • Центрального компьютера;
  • Измерительных механизмов: акселерометра, датчика положения рулевого колеса;
  • Системы передачи информации.

ESP не является самостоятельной системой и может выполнять свои функции только в сочетании с другими компонентами автомобиля:

  • Системой распределения тормозных усилий;
  • Антиблокировочной системой;
  • Системой контроля тяги;
  • Антипробуксовочной системой.

ESP сохраняет траекторию движения, курсовую устойчивость и стабилизирует автомобиль во время выполнения маневров

Становится понятным, что ESP только интерпретирует данные, получаемые с измерительных датчиков, затем вмешиваясь в управление путём задействования тормозных механизмов и вышеперечисленных вспомогательных систем безопасности. В расчётах участвуют следующие основные параметры:

  • Частота вращения колёс;
  • Частота оборотов мотора;
  • Давление в тормозных магистралях;
  • Частота срабатывания ABS;
  • Положение рулевого колеса;
  • Положение педали газа;
  • Положение дроссельной заслонки;
  • Угловая скорость по вертикальной и горизонтальной оси;
  • Значения поперечного ускорения (в простонародье G-сенсор).

Принцип работы

Принцип действия системы динамической устойчивости заключается в контролируемом включении тормозных механизмов каждого из колёс автомобиля по отдельности. Логика работы строится на физических явлениях, называемых избыточной и недостаточной поворачиваемостью.

В случае заноса акселерометр моментально считывает факт появления малейшего углового перемещения кузова машины (вращения). Если в этот момент угол поворота руля не соответствует положению, способствующему выходу из заноса, либо выхода из заноса не происходит (скользкая дорога) – фиксируется факт недостаточной поворачиваемости. ESP начинает активно затормаживать одно из передних колёс для того, чтобы помочь автомобилю и водителю вывести его из заноса.

ESP помогает водителю вывести автомобиль из заноса

Напротив, если автомобиль начинает уходить в занос после резкого поворота руля, то фиксируется факт избыточной поворачиваемости автомобиля, и ESP затормаживает колесо, чтобы препятствовать действиям водителя. Именно этот момент чаще всего замечают водители, автомобиль перестаёт слушаться педали акселерометра, находясь на грани срыва в занос.

Это важно! Система курсовой устойчивости не только притормаживает необходимые колёса, но и регулирует тягу мотора, вплоть до полного отключения электронной педали газа.

Архитектура более дорогих автомобилей заранее проектируется под применение ESP. В таких машинах ESP напрямую уменьшает подачу топлива в двигатель, взаимодействует с адаптивным круиз-контролем, а автоматическая трансмиссия способна «сбрасывать» скорости или переключаться в специальные режимы повышенной проходимости.

Почему горит лампа на панели приборов

Как и остальные компоненты безопасности, система ESP имеет лампу на приборной панели любого автомобиля, который ею оборудован. Лампа может подавать различные сигналы в зависимости от модели и производителя автомобиля, но три из них универсальны:

  1. Лампа ESP моргает во время своей работы – попытки привести автомобиль в устойчивое положение. В зависимости от автомобиля, моргание лампы также наблюдается в процессе работы антипробуксовочной системы.
  2. Лампа ESP не горит. На неподвижной машине это означает, что все элементы системы работают штатно, а на двигающемся, что в текущий момент времени система не вмешивается в управление
  3. Лампа ESP постоянно горит. Это тревожный сигнал, сигнализирующий о неисправности одного из компонентов системы. Суммарное количество компонентов, участвующих в работе системы стабилизации, превышает 15 единиц. Самостоятельная диагностика – практически невыполнимая задача. Загорание лампы вызывает даже неравномерный износ колёс, когда блок управления замечает ненормальную разницу в частоте вращения колёс и уходит в аварийный режим. Тот же эффект вызывается установкой нового запасного колеса вкупе с сильным износом оставшегося комплекта покрышек.

Если автомобиль оборудован системой ESP, на приборной панели имеется соответствующая лампа, которая отображает работу или неисправность

Если вы относитесь к числу людей, не любящих сервисы, можно попробовать определить неисправность самому:

  • Водитель случайно самостоятельно отключил её. На некоторых автомобилях система не включается самостоятельно при достижении 50 км/ч, а значит, водитель постоянно ездит с горящей лампой.
  • Проверить состояние покрышек.
  • Проверить напряжение в бортовой сети. Блок управления отключается при низких значениях.
  • Проверить состояние гидроблоков ABS: хоть и редко, но они служат причиной поломки.

Это важно! Иногда случаются проблемные ситуации, когда ошибка ESP возникает периодически, а лампа может начинать гореть в самых замысловатых случаях. В таком случае машина эксплуатируется с постоянно подключённым сканером ошибок.

Во всех остальных случаях правильным поступком станет обращение в автосервис и проверка кодов ошибок сертифицированным сканером. Отсутствие ошибок, как правило, всё же сигнализирует о неисправности гидроблока ABS, в остальных случаях комбинация ошибок позволить определить неисправный узел.

Когда нужно отключать ESP

Вокруг отключения системы стабилизации возникают горячие споры. С одной стороны рубежа водители с горячей кровью – любители острых ощущений и запредельных углов заноса. С другой стороны – опытные водители, предъявляющие аргумент, что система стабилизации мешает выйти из очень сильного заноса. Для того чтобы развеять лишние мифы относительно отключения ESP, перечислим её минусы:

  1. ESP не умеет выводить переднеприводные автомобили из сильного заноса, т. к. для этого нужно не уменьшение, а резкое увеличение крутящего момента на передних колёсах.
  2. На полноприводных автомобилях в условиях гололёда увеличение крутящего момента также предпочтительнее торможения.
  3. ESP ведёт себя неадекватно на рыхлом снегу при небольшой скорости движения.
  4. На сильно сдутых колёсах ESP может сильно мешать водителю.

Иногда систему ESP требуется отключать

Плюс у системы один, и он перекрывает все вышеперечисленные недостатки – скорость реакции ESP в нештатных ситуациях значительно выше, чем у человека. В большинстве случаев за рулём находится водитель, незнакомый с приёмами экстремального вождения, а значит, система курсовой устойчивости станет для него спасительной ниточкой в ситуациях, требующих безотлагательных действий. В качестве бонуса система добавляет значительную часть комфорта от вождения, устраняя крены при поворотах и динамичной езде.

Отключать ESP следует при необходимости проехать небольшое бездорожье, скажем, подъём по сырой траве, почве или снегу, при выезде с заледеневшей городской парковки и в других ситуациях, когда работа системы стабилизации не требуется, а её срабатывание — ложная мера безопасности. Во всех перечисленных условиях система будет «душить» двигатель и мешать преодолению сложившихся дорожных условий.

Это важно! При выезде из глубокой колеи не отключайте ESP, т. к. большинство современных седанов оснащены системой контроля тяги, работающей с ней в паре.

Видео: почему так важна стабилизация

Электронная система стабилизации стала неотъемлемой частью безопасного и комфортного движения в автомобиле. Хоть и относящаяся к вспомогательным, эта система спасает множество жизней, а её минусы незначительны и компенсируются аккуратным вождением. Будьте аккуратны за рулём и получайте от вождения только удовольствие!

Оцените статью: Поделитесь с друзьями!

что это такое в машине, принцип работы, отключение

Система курсовой устойчивости (часто встречается определение «динамическая стабилизация») авто получила название SP или ESP. Подобные разработки есть у многих ведущих производителей, поэтому отличаются некоторыми нюансами использования. Наша статья расскажет побольше о ESP, что это такое в машине, принцип работы и основные параметры программы.

Что такое ESP

Основой системы являются разработки концерна Mercedes-Benz, начавшиеся еще с 1959 года. Впервые протестированная программа была установлена в 1995 году, после чего совершенствовалась и дополнялась новыми компонентами. Следует отметить, что рассматривать систему ESP в автомобиле необходимо не как отдельную часть, а в составе комплекса активных мер безопасности во время движения.

ESP взаимодействует с другими датчиками безопасности в авто:

  • ABS — антиблокировочная система, которая позволяет предотвратить блокировку колес в момент торможения.
  • EBD — система распределения тормозных усилий, главная функция которой — оценка сцепления покрытия каждого колеса, соответственно чему контролируется распределение тормозных усилий.
  • EDS — электронная блокировка дифференциала, срабатывание которой происходит при проскальзывании одного из колес авто.
  • ASR — обозначение противобуксовочной системы, предназначенной для предупреждения пробуксовки колес ведущей оси и контролирующей тяговые усилия.

Система оснащена специальными датчиками, предоставляющими основную информацию во время движения авто. Это скорость вращения каждого из колес, угол поворота вокруг своей оси и контроль тормозных усилий. Также система анализирует данные, полученные при повороте рулевого колеса, соответственно чему и выполняется заданный алгоритм для стабилизации движения авто. Обобщенное понятие: система стабилизации ESP позволяет вернуть контроль над управлением авто и помочь водителю вывернуть транспорт при заносе.

Принцип работы ESP

Использование данной системы повышает безопасность управления авто, позволяет стабилизировать его движение в экстренных ситуациях. Подобное возможно благодаря электронному блоку управления, подключенному к бортовому компьютеру и позволяющему анализировать все действия автомобиля, распознать возможные проблемы и предупредить ДТП. Любые отклонения в поведении авто на дороге, противоречившие безопасному вождению являются поводом для «вмешательства» системы.

В чем заключается «помощь» системы:

  • Ослабление тормозного усилия в ситуации, когда запаниковавший водитель вдавливает педаль тормоза в пол.
  • Подтормаживание определенных колес при вероятности заноса.
  • Корректировка работы двигателя во время выполнения нестандартного маневра.

Упрощенная трактовка принципа работы ESP не дает полное представление о работе системы. На самом деле алгоритм принятия решений гораздо сложней, в расчет берутся практически все данные о скорость и параметрах движения колес, углах поворота и возможной нестандартной манере управления авто. Основная функция этого «помощника» — предупредить возможное появление заноса при движении, выровнять траекторию пути и вернуть контроль управления.

Можно ли отключить ESP, зачем и как это сделать

Разобравшись хотя бы в общих чертах, как работает ESP в автомобиле, некоторые водители начинают задумываться о целесообразности использования данной системы. Подвох в том, что отключение ESP автоматически ведет за собой несрабатывание и других электронных ассистентов, таких как антиблокировочная и противобуксовочная система. Срабатывание этих помощников может сослужить плохую службу в некоторых ситуациях, например, когда машина уже увязла в снежной каше, а двигатель не заводится именно по причине хорошей работы этих систем.

Отключение ESP происходит следующим образом:

  • На приборной панели необходимо активировать режим «ESP off».
  • Отключить опцию в настройках бортового компьютера.

Временное отключение поможет выполнить «раскачку» машины и миновать проблемный участок. Следует отметить, что предварительно необходимо убедиться, что колесам не мешает серьезное препятствие в виде снежных глыб, камня или льда. Пробуксовка колес проводится на показаниях 2500 – 3000 об/мин, иначе можно увязнуть еще сильней. После выполнения маневра, систему необходимо включить, ведь это важно для безопасной поездки в дальнейшем.

Для обеспечения комфортного и безопасного движения в современных автомобилях используется много разных систем управления. ЭБУ авто получается много переменных данных, проводится их анализ и выдает оптимальные решения каждую секунду, обеспечивая водителю неоценимую помощь в экстренных ситуациях на дороге. На некачественном покрытии, в гололед или экстренных ситуациях, срабатывает система электронного контроля устойчивости ESP, которая помогает предотвратить занос авто и выровнять его траекторию. Полагаясь исключительно на свои навыки и скорость реакции, в подобных ситуациях возрастает риск ДТП, поэтому подобные меры безопасности вовсе нелишние и уже входят в обязательный перечень комплектования современных автомобилей.

что это такое в машине? Принцип работы, устройство и предназначение

ESP или Elektronisches Stabilitätsprogramm — одна из модификаций системы курсовой устойчивости автомобиля, которую впервые начали устанавливать на автомобили концерна Volkswagen и всех его подразделений: VW, Audi, Seat, Skoda, Bentley, Bugatti, Lamborghini.

Сегодня подобные программы устанавливаются практически на все автомобили, выпущенные в Европе, США и даже многие китайские модели:

  • европейские — Мерседес-Бенц, Opel, Peugeot, Chevrolet, Citroen, Renault, Saab, Скания, Vauxhall, Jaguar, Land Rover, Fiat;
  • американские — Dodge, Chrysler, Jeep;
  • корейские — Hyundai, SsangYong, Киа;
  • японские — Nissan;
  • китайские — Chery;
  • малайзийские — Proton и другие.

На сегодняшний день данная система признана обязательной практически во всех странах Европы, в США, Израиле, Новой Зеландии, Австралии и Канаде. В России пока данного требования к автопроизводителям не выдвинуто, однако новая LADA XRAY тоже оснащена системой курсовой стабилизации, правда и цена на этот кроссовер значительно превышает показатели более бюджетных автомобилей, типа Лада Калина или Нива 4х4.

Стоит напомнить, что мы уже и ранее на Vodi.su рассматривали другие модификации системы стабилизации — ESC. В принципе, все они работают по более или менее одинаковым схемах, хотя и имеются определенные отличия.

Попробуем разобраться более детально.

Устройство и принцип работы

Принцип работы достаточно простой — многочисленные датчики анализируют различные параметры движения автомобиля и работы его систем. Информация поступает на электронный блок управления, который работает по заданным алгоритмам.

Если в результате движения наблюдаются какие-либо ситуации, когда машина может, например, резко уйти в занос, перевернуться, выехать за пределы своей полосы и пр. , электронный блок отправляет сигналы на исполнительные устройства — гидравлические клапаны системы тормозов, благодаря чему притормаживаются все или одно из колес, и чрезвычайных ситуаций удается избежать.

Кроме того, ЭБУ связан с системами зажигания. Так, если двигатель работает неэффективно (например машина стоит в пробке, а все цилиндры работают на полную мощность), может прекратиться подача искры на одну из свечей. Таким же образом ЭБУ взаимодействует с двигателем, если необходимо замедлить скорость движения машины.

Определенные датчики (угла поворота рулевого колеса, педали газа, положения дроссельной заслонки) следят за действиями двигателя в той или иной ситуации. И если действия водителя не соответствуют дорожной обстановке (например, рулевое колесо нужно повернуть не так резко, или педаль тормоза нужно выжать сильнее), опять же поступают соответствующие команды на исполнительные устройства для исправления ситуации.

Основными компонентами ESP являются:

  • собственно блок управления;
  • гидроблок;
  • датчики скорости, угловой скорости колес, угла поворота рулевого колеса, давления в тормозной системе.

Также на ЭБУ при необходимости поступает информация с датчика дроссельной заслонки и положения коленчатого вала.

Понятно, что для анализа всех поступающих данных применяются сложные алгоритмы, при этом решения принимаются в доли секунды. Так, от блока управления могут поступать такие команды:

  • притормаживание внутренних или внешних колес, чтобы избежать занос или увеличение радиуса поворота при движении на больших скоростях;
  • отключение одного или нескольких цилиндров двигателя для уменьшения крутящего момента;
  • изменения степени демпфирования подвески — данная опция доступна лишь на авто с адаптивной подвеской;
  • изменение угла поворота передних колес.

Благодаря такому подходу количество аварий в странах, где ESP признана обязательной, уменьшилось на треть. Согласитесь, что компьютер намного быстрее думает и принимает правильные решения, в отличие от водителя, который может быть уставшим, неопытным, а то и в состоянии алкогольного опьянения.

С другой стороны, наличие системы ESP делает автомобиль менее отзывчивым в управлении, поскольку все действия водителя внимательно проверяются. Поэтому имеется возможность отключения системы курсовой устойчивости, хотя делать это не рекомендуется.

На сегодняшний день благодаря установке ESP и других вспомогательных систем — парктроники, антиблокировка тормозов, система распределения тормозных усилий, противопробуксовочная система Тракшн Контроль (TRC) и других — процесс вождения стал более легким.

Тем не менее, не стоит забывать об основных правилах безопасности и правилах дорожного движения.

Загрузка…

Поделиться в социальных сетях

Чем отличаются автомобильные системы стабилизации ESP и ESC

Особенности автомобильных систем ESP и ESC

Каждый новый автомобиль, проданный в Европе с 2014, должен быть оснащён электронной системой стабилизации, но далеко не все автовладельцы знают, чем отличаются ESP и ESC, а также на что влияет выбранный вариант.

 

Смотрите также: Что такое система векторизации крутящего момента и как она работает?

 

ESC (или ESP) многими рассматривается как одно из величайших достижений в области автомобильной безопасности и автоспорта в частности. Принципиальное отличие системы стабилизации от таких традиционных элементов пассивной безопасности как ремни и подушки заключается в том, что они предназначены для спасения жизни, а также сохранения здоровья водителя и пассажира при аварии, а вот ESC (или ESP) используются для предотвращения ДТП.

 

Для справки, ESC расшифровывается как Electronic Stability Control (Электронный Контроль Устойчивости), а ESP – Electronic Stability Program (Электронная Программа Стабилизации). Фактически, цели у обеих совпадают, а исследования и проверка опытным путём наглядно доказывают их эффективность. По мнению британских специалистов, которые основывались на статистических данных, оснащение автомобиля ESP помогает снизить риски серьёзного транспортного происшествия на 25%. В то же время шведские исследователи склонны полагать, что данная система активной безопасности помогает на 35% уменьшить вероятность попадания в аварию со смертельным исходом при плохих погодных условиях.

 

Это мрачная перспектива, которая, тем не менее, должна подвергаться тщательному анализу, именно поэтому в Европе на законодательном уровне закрепили обязательное оснащение всех новых автомобилей ESP. Такая инициатива была реализована в 2014 году, до этого момента столь важная система входила лишь в список дополнительного оборудования, доступного достаточно дорогим моделям. При этом прообраз данной электронной системы был запатентован ещё в 1959 году, а реализовать её на массовой серийной модели удалось только к 1994 году.

 

Как работают ESP и ESC

При таком количестве электронных систем, устанавливаемых в автомобиле, каждая из которых имеет собственную аббревиатуру, многие автовладельцы совершенно не понимают, в чём заключается принципиальное отличие между ними. Ещё больше усложняет ситуацию то, что для обозначения близких по назначению средств активной безопасности используются разные названия, которые в большинстве случаев определяются самим производителем.

 

Так, ESP (Electronic Stability Program) может быть известна как ESC (Electronic Stability Control), VSC (Контроль Устойчивости Автомобиля или система курсовой устойчивости), VSA (Vehicle Stability Assist – Система Курсовой Стабилизации) или DSC (Dynamic Stability Control – Система Динамического Контроля Устойчивости). Некоторые автопроизводители используют собственные «бренды» для продвижения ESP, поэтому вы можете столкнуться, например, с DSTC (Dynamic Stability and Traction Control) от Volvo или PMS (Porsche Stability Management) от Porsche.

 

Итак, теперь мы определились с возможными вариантами названий, давайте посмотрим, как работает ESP.

 

Добавление третьего элемента безопасности к ABS и противобуксовочной системе

Для того, чтобы появилась возможность оснащения вашего автомобиля системой ESP, он должен быть оборудован ABS (антиблокировочная тормозная система) и TCS (Traction Control System – противобуксовочная система) В простейшем случае два этих элемента активной безопасности предназначены для того, чтобы улучшить управляемость и предсказуемость, а также сохранять контроль над автомобилем при торможении и ускорении соответственно, поэтому их вмешательство в процесс управления сводится лишь к контролю линейного ускорения.

 

ESP дополняет их и вносит третье контролируемое измерение, поскольку она отвечает за перемещение автомобиля в перпендикулярном траектории движения направлении, в котором и возникают такие явления как недостаточная или избыточная поворачиваемость – занос. В более продвинутых версиях она находится в постоянном взаимодействии и с электронным блоком управления двигателем, чтобы максимально повысить эффективность своей работы.

 

Согласно статистическим данным, ESP может предотвратить до 80% заносов, что является отличным показателем, особенно на фоне того, что около 40% аварий происходит именно из-за этого явления. Тем не менее, стоит вспомнить слова Скотти из фильма Стартрек: «Вы можете изменить законы физики!». Конечно, возможности систем активной безопасности не безграничны и об этом не стоит забывать. Если водитель перешагнёт тот рубеж, когда потеря контроля над автомобилем неизбежна, ни одна из существующих ныне систем не позволит предотвратить серьёзные последствия.

 

Дополнительная устойчивость при повороте с ESC

Поскольку ESP обеспечивает дополнительную безопасность наряду с ABS и TCS, вас вряд ли удивит тот факт, что она использует большую часть оборудования из этих систем для работы. Используя датчики для измерения скорости отдельных колес, а также информацию от датчиков бокового ускорения и датчиков поперечной скорости, блок управления ESP постоянно контролирует боковые движения автомобиля и сопоставляет их с положением рулевого колеса. Если машина не отреагирует на движение руля так, как это запрограммировано, или заданный угол поворота, а также скорость слишком велики, ESP начнёт подтормаживать колёса, пытаясь сохранить прямолинейную траекторию движения. При этом торможение осуществляется при активном взаимодействии с ABS, что исключает блокировку одного из колёс. Сама суть работы рассматриваемой системы заключается в том, чтобы начать активно содействовать процессу управления машиной ещё до того момента, как водитель поймёт, что начинает терять контроль.

Система работает постоянно, вне зависимости от режима езды, и даже при движении накатом. А механизм её влияния полностью зависит от ситуации и конструктивных особенностей автомобиля. Например, если в резком повороте фиксируется начало проскальзывания задней оси, то электроника начинает плавно снижать количество подаваемого в двигатель топлива, обеспечивая снижение его оборотов. Если же и этого оказывается недостаточно, то начинается постепенное подтормаживание передних колёс. Если же автомобиль оснащён автоматической трансмиссией, то ESP позволяет принудительно активировать зимний режим работы, обеспечивая возможность перехода на пониженную передачу.

 

Дополнительные преимущества ESC

Поскольку ESC способен тормозить колеса автомобиля независимо от нажатия педали, она открывает огромный потенциал для реализации и внедрения других различных технологий безопасности. К ним можно отнести и достаточно известную ныне Brake Assist, предназначенную для сокращения тормозного пути, которая распознаёт ситуацию экстренного торможения и оказывает необходимое содействие водителю. А также Hill Hold Control, суть которого заключается в помощи при трогании в гору путём подтормаживания колёс на пару секунд после отпускания педали, чтобы предотвратить откатывание назад. Всё это ещё на несколько шагов приближает тот момент, когда электроника полностью заменит водителя.

 

Смотрите также: Технологии которые появились на авторынке благодаря Mercedes S-классу

 

Коммерческие автомобили, оснащенные ESC, могут иметь дополнительные датчики, которые измеряют вес и положение груза, и соответственно адаптировать поведение автомобиля под конкретные условия. Это повышает степень участия ESC в управлении автомобилем, поскольку в этом случае появляется даже возможность контроля над сдвигом груза при резком повороте. Данная система также обеспечивает дешевый и эффективный мониторинг давления в шинах, поскольку она измеряет скорость каждого отдельного колеса и может определить, снизилось ли давление в шине, поскольку это повлияет на скорость её вращения.

 

Помимо этого, не стоит забывать и о том, что данная электронная система позволяет ощутимо снизить показатель среднего расхода топлива за счёт оптимизации режимов работы двигателя и предотвращения затрат энергии при проскальзывании одной из осей. Конечно, обилие электроники существенно усложняет конструкцию автомобиля, повышает его стоимость и приводит к необходимости высококвалифицированного сервисного обслуживания, однако, как показывает история, массовое внедрение какой-либо технологии автоматически приводит к постепенному снижению её цены.

 

В ряде случаев при неоднородном покрытии (например, крупном щебне) или при движении с малой скоростью по сыпучему песку эта система оказывается неэффективна и даже негативно влияет на параметры работы автомобиля. Поэтому большинство автомобильных инженеров сходится во мнении, что такая полезная опция всё ещё нуждается в доработке, а пока необходимо предусмотреть возможность её деактивации, особенно на спортивных моделях и внедорожниках. Например, VSC от Toyota начинает работать только при достижении скорости 15 км/час.

 

Смотрите также: Силовое подруливание на переднеприводных машинах, способы решить проблему

 

Подводя итог, можно сказать, что ESP в различных вариациях исполнения предназначена для исправления ошибок недостаточно опытного водителя, чтобы предотвратить катастрофические последствия. Однако для тех, кто предпочитает активную езду и обладает для этого достаточными навыками, электроника снижает удовольствие от вождения, поскольку не позволяет довести ситуацию до критической грани, на которой и достигается управляемый занос, дрифт, прохождение поворотов «веером» и многое другое.

 

Именно поэтому на ряде моделей, особенно спортивных автомобилей, предусмотрена возможность настройки параметров под индивидуальные особенности владельца и даже отключения этой функции.

 

Автор: Сергей Василенков

Система курсовой устойчивости ESP — Что это такое, как работает?

Изначально, система курсовой устойчивости была разработана на основе автомобильной системы, которая отвечала за предотвращение блокировки тормозов. С одной стороны, перед нами элемент, тесно связанный с АБС, однако, большая часть компонентов уникальны. Речь идет о датчике, отвечающем за то, в каком положении находится акселерометр и руль. Также курсовая устойчивость невозможна без контроля реальных поворотов машины. Таким образом, когда появляется расхождение в показаниях сразу нескольких датчиков, работающих с акселерометром и рулем, система незамедлительно в автоматическом режиме осуществляет торможение, которое предотвращает заносы. Торможение может, в зависимости от несоответствия показателей датчиков, может срабатывать, как на всех колесах автомобиля, так и на каждом из них по отдельности.

Если точнее, то такие системы предназначены для опасных ситуаций, когда водитель уже не может управлять автомобилем. В большинстве случаев, ESP способна предугадывать возможность потери управления, притормаживая и стабилизируя колеса на дороге. К примеру, если вы будете заходить в поворот на слишком большой скорости, колеса начнут уходить с нормальной траектории. В этот момент в работу и вступит СКУ, притормаживая, и давая возможность автомобилю снова вернуться на безопасную траекторию, при этом, увеличивая шанс водителя сохранить контроль управления и колесами, и рулем. Самое важное – система работает всегда, вне зависимости от скорости и оборотов двигателя в критический момент.

Сегодня принято считать, что система курсовой устойчивости ESP – лучшая система безопасности для современных автомобилей. Главное преимущество заключается в ее способности компенсировать низкий уровень вождения человека и нейтрализовать заносы. В то же время, панацеей использование СКУ назвать нельзя. Маленький радиус поворота или слишком большая скорость не станут причиной поломки системы, но ей может понадобиться слишком много времени для оценки ситуации и расчетов, что, в итоге, все же приведет к потере управления.

Система ESP – стабилизация вашего автомобиля

Как вы поняли, система курсовой устойчивости ESP – это наиболее популярное и известное среди автомобилистов название одной из важнейших систем безопасности современных транспортных средств. Установка ESP приводит к динамической стабилизации машины в критические моменты, когда водитель, либо уже потерял управление, либо находится в состоянии его потери. Разные производители по-разному называют такие системы, устанавливая их на свои автомобили. Сегодня мы знаем о таких аббревиатурах, как VDC, DSC, ESC и других. По сути, все они одинаковы (не считая разных характеристик) и занимаются одним и тем же – электроника работает для того, чтобы в моменты опасности максимально стабилизировать автомобиль и позволить водителю вернуть себе контроль над колесами, сцеплением с дорогой и рулем.

Первостепенная обязанность таких систем, контроль поперечной динамики транспортного средства и своевременная помощь водителю, когда он уже не в состоянии им управлять. Система курсовой устойчивости предотвращает любую опасность сильных заносов или скольжения на любых скоростях. То есть, как и значится в названии, речь о курсовой устойчивости. Но, не только в ней, так как ESP активно следит и за нормальной траекторией движения автомобиля, и за стабильностью сцепления. Сегодня большинство систем СКУ способны срабатывать на любых скоростях, правда, для этого производителям приходится дорабатывать базовые системы с учетом скоростных и маневренных характеристик автомобиля, на которые их нужно устанавливать.

История ESP

Можно сказать, что самым первым элементов в автомобиле, который следил за его стабилизацией на дороге, было «Устройство управления», которое еще в середине прошлого века (1959 год) запатентовала крупная компания Даимлер-Бенц. К сожалению, учитывая технические способности того времени, реально воплотить в жизнь возможность автономной корректировки курса автомобиля в опасных ситуациях не получилось. Первая рабочая система, способная стабилизировать автомобиль появилась не так давно – в 1994 году. Уже через год после показа первого прототипа, система курсового управления начала ставиться на серийную модель Мерседеса – CL 600. Еще через пару лет она стала неотъемлемой частью электроники всех автомобилей марки Mersedes-Benz S и SL класса.

Сегодня все намного проще. Практически каждый автомобиль может быть оснащен такой системой. Правда, в большинстве случаев придется выбирать установку ESP в качестве дополнительной опции, которая оплачивается отдельно. К тому же, вне зависимости от того, какого класса машину вы выбрали, установить систему контроля все равно получится. К примеру, посмотрите на относительно дешевые и популярные бюджетные автомобили от Ford или Wolkswagen. Да что там говорить, даже Fiat 500, который считается лучшим «бюджетником» Великобритании, сегодня имеет в базовой комплектации систему ESP.

Как работает система курсового контроля

Нынешние виды ESP неразрывно связаны с системами ABS. К тому же, представить себе работу такой электроники без соединения с системами антипробуксовки и управления двигателем автомобиля практически невозможно. Проще говоря, EPS активно использует в работе сразу несколько компонентов нескольких важных систем автомобиля. Получается, что при установке системы контроля курса, вы оборудуете свой автомобиль целым комплексом аварийных систем, которые будут контролировать элементы самых важных компонентов «железа», отвечающего за движение и управление на дороге. По своей структуре, СКУ — много различных датчиков и контроллеры, позволяющие считывать данные характеристик движения автомобиля из нужных систем, после чего, по надобности, управлять этими системами, чтобы вернуть транспортному средству устойчивость и управляемость.

Однако, самую важную часть работы ESP-систем обеспечивают всего два элемент – датчик угловой скорости автомобиля, который рассчитывает ее в отношении вертикальной оси, и G-сенсор, отвечающий за поперечное ускорение. Два этих датчика работают в связке с системой контроля, показывая, когда автомобиль находится в состоянии скольжения в бок и полностью определяет, насколько это скольжение сильное и опасное. Исходя из полученных данных, в течение долей секунды, датчики передают всю информацию ESP, которая, в свою очередь, распоряжается этими данными на свое усмотрение. В целом, система отлично понимает, насколько сильно водитель выворачивает руль, как быстро двигается автомобиль, опасен ли занос и требуется ли включение аварийной электроники, которая частично берет управление на себя, предотвращая аварию и обеспечивая наилучший выход из сложившейся опасной ситуации.

Еще одна уникальная особенность ESP, благодаря связи с основными датчиками ходовой части авто, в реальном времени сравнивать те данные, что показывают датчики, с фактическим поведением машины во время движения по дороге. Если упростить, то система определяет, отличается ли поведение авто от расчетных данных. Если отличие настолько большое (речь идет даже о долях секунды), что данные расходятся сильно, система контроля самостоятельно производит все нужные корректировки, возвращая фактические показатели скорости и стабильности автомобиля в пределы нормы, таким образом, предотвращая аварийную ситуацию, которая может закончиться аварией и смертью водителя.

Как мы уже писали выше, предотвращение опасных ситуаций происходит за счет частичного или в некоторых случаях полного автоматического управления колесами, тормозами и рулем. Чтобы расчетный курс вернулся к норме, ESP может подтормаживать каким-то отдельным колесом или сразу всеми. Какому колесу нужно подправить обороты, система способна определять самостоятельно, основываясь на показаниях всех доступных датчиков от других систем автомобиля. При этом торможение производится с помощью связки сразу нескольких систем – АБС по команде ESP регулирует давление в тормозах, двигатель снижает подачу топлива и уменьшает обороты колес. Так мы получаем максимально быстрый и эффективный способ электроники самостоятельно решать проблемы, которые не способен (или просто не успевает) решить водитель.

Когда можно отключить систему контроля курса ESP

Несмотря на свою полезность, очень многие считают, что ESP, по сути, опытным водителям только мешает. Те, кто привыкли «выжимать» из своего автомобиля буквально все до последней капли, просто не нуждаются в «подстраховщике», который в отдельные моменты начинает вмешиваться в управление. В некоторых случаях, когда речь идет о действительно сложном и виртуозном вождении, система, позволяющая предотвращать аварии в 95% случаев потери контроля водителем, может сыграть с вами злую шутку и стать катализатором опасной ситуации.

Но, и это производители предусмотрели. Сегодня, даже при базовой установке ESP-систем, существует возможность их отключать самостоятельно. Некоторые автомобили оснащены электроникой, которая может работать в нескольких режимах – полная безопасность и контроль движения или допуск легкого скольжения и заносов. То есть, выставляя контроль на средний уровень, можно немного «похулиганить» на трассе, помня, что при действительно серьезной проблеме с управлением, EPS быстро все подправит и вернет вам контроль над автомобилем.

В итоге, система курсового контроля ESP – уникальная вещь, способная спасти вам жизнь. Но, не нужно забывать о том, что физику пока никому из нас обмануть не удалось – возможности любой из систем контроля курса вовсе не безграничны.

ESP — что это такое? Для чего нужно и когда лучше отключать? | ДРАНДУЛЕТ

В современных автомобилях имеется множество различных систем, которые предназначены для улучшения безопасности на дороге. Одна из них – это ESP, или система курсовой устойчивости. Что это такое, знает далеко не каждый водитель.

Кнопка отключения ESP. По умолчанию в автомобилях система всегда включена.

Кнопка отключения ESP. По умолчанию в автомобилях система всегда включена.

ESP – это элемент динамической стабилизации авто, активно отвечающий за безопасность, то есть – вмешивающийся в процесс. Эта система позволяет выровнять курс машины, когда та находится в неуправляемом заносе.

Основное ее преимуществов компенсации недостатков навыков вождения человека и в нейтрализации заносов.

Основная функция следить за показателями поперечной динамики и помогать водителю.

Схематичный пример работы системы курсовой устойчивости.

Схематичный пример работы системы курсовой устойчивости.

Однако это далеко не все возможности. Постоянно ведется контроль за сцеплением с дорогой и за тем, чтобы машина не сходила с траектории.

Если представить ESP в виде структуры, то это масса датчиков и контроллеров, позволяющих получать информацию о движении машины из ЭБУ, а затем по необходимости управлять двигателем и тормозами, чтобы вернуть автомобилю управляемость и устойчивость.

Принцип работы ESP

Чаще всего датчики и электроника предугадывают, когда водитель рискует попасть в трудную ситуацию, и стабилизируют положение автомобиля за счет подтормаживания отдельных колес. Например, в момент вхождения в поворот на высокой скорости диски начнут смещаться со своей обычной траектории. В данный момент сработает ESP (система стабилизации курсовой устойчивости). Она активирует колодки и, слегка притормаживая, поможет машине вновь встать на безопасный курс. При этом человек за рулем сможет не терять контроль за машиной.

Траектория движения автомобиля при вкл и откл системе ESP на заснеженной дороге.

Траектория движения автомобиля при вкл и откл системе ESP на заснеженной дороге.

Работа основана на управлении двигателем, рулевой и тормозной системой. Чтобы вернуть автомобиль на расчетный курс, система запустит процесс торможения на всех или отдельных колесах. СКУ умеет определять, на сколько нужно снизить обороты колес. При этом процесс торможения выполняется за счет нескольких систем. ABS меняет давление в тормозной системе, подача горючего в камеры сгорания снижается, следовательно, обороты на колесах тоже уменьшаются.

Отключение системы ESP

Если система динамической стабилизации «мешает» водителю при управлении автомобилем, то ее можно отключить. Для этих целей есть специальная кнопка на приборной панели. ESP рекомендуется отключать в следующих случаях:

  • при езде по траве, неоднородному льду, бездорожью, песку
  • при езде с цепями противоскольжения
  • во время раскачки машины, которая застряла в снегу/грязи

Заключение

ESP хоть и уникальная система, но обмануть физику не смог еще никто, и возможности электроники далеко не безграничны. Поэтому будьте аккуратны на дорогах. Не стоит ее отключать при отсутствии большого опыта вождения. Особенно если это касается езды по заснеженной дороге.

Ставь лайк! Подписывайся на канал! Всем удачи на дорогах!

У вас есть ESP? | Вондрополис

Вы умеете читать мысли? Вы иногда предсказываете события непосредственно перед тем, как они произойдут? Если это звучит знакомо, возможно, у вас есть ESP!

ESP — это сокращение от восприятия. Это способность получать информацию непосредственно умом. Большинство людей используют несколько из своих пяти чувств для восприятия информации. Люди с экстрасенсорным восприятием также используют то, что они называют своим шестым чувством. Они также могут называть это интуицией или предчувствием.

Действительно ли ESP? Некоторые так думают.Вы когда-нибудь слышали о парапсихологе? Это человек, изучающий паранормальные психические явления. Они считают, что существует множество доказательств реальности экстрасенсорного восприятия. Большинство этих свидетельств анекдотичны. Это означает, что он исходит из историй, рассказанных теми, кто утверждает, что испытал экстрасенсорное восприятие.

Однако большинство ученых думают иначе. Говорят, свидетельств экстрасенсорного восприятия недостаточно. Почему? Научные эксперименты не могут доказать, что экстрасенсорное восприятие действительно имело место. Это вызывает скепсис у ученых и многих других людей.

Тем не менее, ESP имеет долгую историю. «Восприятие» — это термин, который впервые использовал Фредерик Майерс. Он описывает ряд экстрасенсорных способностей. Давайте подробнее рассмотрим некоторые из них.

Ясновидение — это способность получать информацию из неизвестного внешнего источника. Обычно это информация о человеке, месте, вещи или событии. Этот термин происходит от французских слов, означающих «ясное видение». Человека с этой способностью называют ясновидящим.

Может быть, вы слышали о чтении мыслей.Это также называется телепатией. Это происходит, когда информация пересылается из головы одного человека другому. Телепатия происходит от греческих слов, означающих «далекий опыт».

Карты Зенера

иногда используются для проверки телепатии. Для этого один человек смотрит на случайную карту. Затем они пытаются отправить изображение этой карты другому человеку. Затем второй человек догадывается, о какой карте думает другой человек.

Конечно, кто-то может случайно угадать мысли другого человека. Однако некоторые дети могут поверить, что их родители действительно обладают телепатическими способностями.

Вы когда-нибудь чувствовали, что ваши родители точно знают, о чем вы думаете, еще до того, как вы сами это понимаете? Это телепатия? Возможно нет! Они просто очень хорошо вас знают, основываясь на своем опыте того, что вы были вашими родителями!

Наконец, некоторые люди, кажется, знают информацию о будущем. Они не основывают свои прогнозы на текущей информации. Вместо этого они просто знают, что произойдет. Это называется предвидением.Этот термин происходит от латинских слов, означающих «до» и «приобретение знаний». Некоторые люди называют предвидение «взглядом в будущее» или «вторым взглядом».

Было ли у вас когда-нибудь видение будущего, которое сбылось? Если это так, возможно, вы испытали предвидение. Тем не менее, большинство ученых сказали бы, что есть другие способы объяснить произошедшее.

Многие люди говорят, что имели опыт работы с ESP. Во что ты веришь? ESP реально? Или это просто хитрый трюк? Может быть, некоторые люди действительно умеют угадывать.Мы можем никогда не узнать наверняка!

Стандарты: CCRA.L.3, CCRA.L.6, CCRA.R.1, CCRA.R.2, CCRA.R.4, CCRA.R.10, CCRA.SL.1, CCRA.W.2, CCRA .W.8, CCRA.W.9, CCRA.L.1, CCRA.L.2

Дэрил Бем доказал, что экстрасенсорное восприятие реально. А это значит, что наука сломана.

Поначалу казалось очевидным, что Джейд Ву получает панк.Осенью 2009 года студентка Корнельского университета наткнулась на объявление о приеме на работу в лабораторию одного из самых известных в мире социальных психологов. Вскоре она оказалась в конференц-зале рядом с несколькими другими студентками. «Ребята, вы слышали об экстрасенсорных способностях?» — спросил Дэрил Бем у студентов. Они покачали головами.

В то время как большинство лабораторий психиатрического отделения было ярко освещено люминесцентными лампами на потолке, лаборатория Бема была создана для спокойствия.На стене висел большой гобелен с кисточками, а перегородка в кабине была задрапирована мягкой черной тканью. Это было похоже на место, где можно устроить сеанс.

«Что ж, экстрасенсорное восприятие, также называемое экстрасенсорным восприятием, — это когда вы можете воспринимать вещи, которые не доступны немедленно в пространстве или времени», — сказал Бем. «Так, например, когда вы можете воспринимать что-то на другом конце света, или в другой комнате, или то, что еще не произошло».

Ву пришло в голову, что флаер мог быть уловкой.Что, если бы она и другие женщины сами были объектами эксперимента Бема? Что, если бы он проверял, согласятся ли они на полную чушь?

«Я знаю, что это звучит где-то там, — вспоминает Ву, — сказал Бем, — но есть доказательства существования экстрасенсорного восприятия, и я действительно в это верю. Но мне не нужно, чтобы вы в это верили. На самом деле, лучше, если вы этого не сделаете. Будет лучше, если я скажу: «Даже мои сотрудники не верят в это».

По мере того как Бем продолжал, Ву начал чувствовать себя более непринужденно.Он казался искренним и добрым, и он не пытался убедить ее в своем образе мышления. Хорошо, так что , может быть, в конце этого будет момент, когда тебя накажут, подумала она, , но, по крайней мере, этот парень заплатит мне.

По правде говоря, у Бема не было формального финансирования своей полусекретной исследовательской программы. Почти десять лет он платил студентам, таким как Ву, из своего кармана, чтобы помочь ему продемонстрировать, что все мы обладаем некоторой степенью предвидения — тонким чувством того, что произойдет в будущем.Сам он редко бывал в лаборатории, поэтому оставлял лаборантам конверт, набитый счетами. Они выделили по 5 долларов от котенка каждому участнику эксперимента.

В течение оставшейся части семестра и в следующем семестре Ву и другие женщины тестировали сотни своих однокурсников. Большинство испытуемых сделали, как им сказали, получили свои деньги и благополучно уехали. Несколько студентов — все они были белыми парнями, как вспоминает Ву, — слонялись рядом, чтобы спросить об исследовании и выявить недостатки в его конструкции.Ву все еще не верила в экстрасенсорное восприятие, но она обнаружила, что защищает эксперименты перед этими жалкими морскими свинками. Она сказала им, что это разумная методология — такая же надежная, как и у любого другого психологического эксперимента.

Весной 2010 года, вскоре после того, как Ву подписал контракт, Бем решил, что сделал достаточно, чтобы доказать свое утверждение. В мае он написал результаты своего 10-летнего исследования и отправил их в одну из самых взыскательных рецензируемых публикаций в своей области — журнал Journal of Personality and Social Psychology .( JPSP отклоняет около 85 процентов всех заявок, что делает его уровень принятия сопоставимым с показателем приемной комиссии Корнелла. ) Это был тот самый журнал, в котором Бем опубликовал одну из первых статей своей карьеры еще в 1965 году. Теперь он вернется к JPSP с самым удивительным исследованием, которое он когда-либо проводил — возможно, когда-либо проводил. Это было бы краеугольным камнем к тому, что уже было исторической 50-летней карьерой.

Прослужив какое-то время помощником редактора JPSP , Бем знал, что его методы будут на высоте.В каждом эксперименте участвовало около 100 человек, его выборка была большой. Он использовал только самый обычный статистический анализ. Он дважды и трижды проверял, нет ли сбоев в рандомизации его стимулов.

Даже со всей этой дополнительной осторожностью, Бем не осмелился бы отправить столь спорное открытие, если бы он не смог воспроизвести результаты в своей лаборатории и повторить их снова, а затем повторить их еще пять раз. В его законченной статье перечислены девять отдельных исследований ESP.Восемь из них дали такой же эффект.

10-летнее расследование Бема, его девять экспериментов, его тысяча испытуемых — все это следует воспринимать всерьез. Он показал с большей строгостью, чем кто-либо прежде, что возможно заглянуть в будущее. Бем знал, что его исследования не убедят стойких скептиков. Но он также знал, что это нельзя игнорировать.

Когда исследование было обнародовано, примерно шесть месяцев спустя, некоторые коллеги Бема догадались, что это был розыгрыш.Другие ученые, те, кто верил в экстрасенсорное восприятие (у них это небольшая, но горячая область исследований), видели в его статье подтверждение своей работы и шанс завоевать доверие большинства.

«Чтение это сделало меня физически нездоровым ». — Э.Дж. Вагенмейкерс о статье Дэрила Бема об ESP

Но для большинства обозревателей, по крайней мере, основных, статья поставила перед собой очень сложную дилемму. Это было методологически обоснованным и логически безумным. Дэрил Бем, казалось, доказал, что время может течь в двух направлениях — что экстрасенсорное восприятие реально.Если вы купитесь на эти результаты, вы признаете, что многое из того, что вы понимали о Вселенной, было неправильным. Если бы вы их отвергли, вы бы признали нечто почти столь же важное: нельзя доверять стандартным методам психологии и что многое из того, что публикуется в этой области — и, следовательно, многое из того, что мы думаем, что понимаем о разуме — может быть полная койка.

Если бы нужно было выбрать один-единственный момент, который вызвал «кризис репликации» в психологии — событие, которое подтолкнуло дисциплину к ее нынешнему и анархическому состоянию, где даже результаты учебников были подвергнуты сомнению, — это могло бы быть оно: публикация в начале 2011 года об экспериментах Дэрила Бема со второго взгляда.

Дэрил Бем всегда умел не вписываться. Когда он был еще в детском саду — добрым еврейским парнем из Денвера, который не интересовался спортом — над ним издевались так жестоко, что его семья была вынуждена переехать в другой район . В 7 лет он заинтересовался магическими шоу, а к подростковому возрасту увлекся ментализмом. Бем показывал своим друзьям и одноклассникам трюки чтения мыслей и ясновидения, создавая впечатление, будто он телепат.

В студенческие годы Бем был одновременно вспыльчивым и дерзким. Он поступил в аспирантуру по физике в Массачусетском технологическом институте, затем быстро передумал, перейдя в Мичиганский университет, чтобы учиться на социального психолога. Находясь в Мичигане, когда ему было чуть больше 20 лет и он еще не защитил докторскую диссертацию, Бем прицелился в ведущую фигуру в своей области, Леона Фестингера. Для своей диссертации Бем предложил другое объяснение, основанное на старых и вышедших из моды трудах бихевиориста Б.Ф. Скиннеру — за данные, лежащие в основе теории когнитивного диссонанса Фестингера.

Это был метод Бема на протяжении всей его карьеры: он использовал устоявшийся образ мышления, спорил с важными учеными и отстаивал некоторые античные или полузабытые исследования, которые, по его мнению, игнорировались. Начиная с 1970-х годов, он поссорился со знаменитым психологом личности Уолтером Мишелем, предложив теорию личности, относящуюся к 1930-м годам. Позже Бем будет выступать против биологической теории сексуальной ориентации, отдавая предпочтение гипотезе развития, которая выводится из «теоретических и эмпирических строительных блоков… уже разбросанных в литературе».”

Будучи молодым профессором Университета Карнеги-Меллона, Бем любил заканчивать каждый семестр, выступая в роли менталиста. После постановки своего шоу он говорил своим ученикам, что на самом деле у него нет экстрасенсорного восприятия. В классе он также подчеркнул, насколько легко людей можно обмануть, заставив поверить в то, что они стали свидетелями паранормальных явлений.

Примерно в то же время Бем встретил Роберта МакКоннелла, биофизика из Университета Питтсбурга и проповедника исследований экстрасенсорного восприятия. МакКоннелл, президент-основатель Парапсихологической ассоциации, сказал Бему, что доказательства экстрасенсорного восприятия на самом деле довольно убедительны.Он пригласил Бема присоединиться к нему на встречу с Тедом Сериосом, человеком, который предположительно мог спроецировать свои мысли на фильм Polaroid. Магия должна была работать лучше всего, когда Сериос был в состоянии алкогольного опьянения. (Экстрасенс назвал свою выпивку «пленочным соком».) Бем провел некоторое время с пьяным фотографом разума, но никаких снимков не было. Он не был впечатлен.

В своем скептицизме по поводу экстрасенсорного восприятия Бем был не одинок. 1970-е стали золотым веком для развенчания паранормальных явлений. Джеймс Рэнди, как и Бем, обученный фокусник, зарекомендовал себя как профессиональный разоблачитель, разоблачая таких, как Ури Геллер.Впоследствии Рэнди нацелился на исследователей, которые изучали экстрасенсорное восприятие в лаборатории, отправив в 1979 году пару актеров в хорошо финансируемую лабораторию парапсихологии Вашингтонского университета. Фальшивые экстрасенсы убедили лабораторию, что их способности реальны, и Рэнди не раскрыл обман. до 1983 г.

По мере того, как опровергатели становились известными, область психических исследований погрязла в собственной ранней версии кризиса репликации. Лабораторные доказательства экстрасенсорного восприятия начали исчезать при тщательном изучении и иногда, казалось, полностью исчезали, когда другие пытались воспроизвести те же эксперименты.В октябре 1983 года Фонд парапсихологии провел конференцию в Сан-Антонио, штат Техас, для решения «проблемы повторяемости» в этой области. Что можно сделать, чтобы сделать исследования ESP более надежными, спрашивали исследователи, и более устойчивыми к мошенничеству?

Было предложено и реализовано множество реформ. Экспериментаторам посоветовали опасаться, например, классического теста на «статистическую значимость», поскольку он часто может вводить в заблуждение. Им следует использовать более широкие группы субъектов, чтобы у них было достаточно энергии, чтобы обнаружить реальный эффект.Им также следует попытаться воспроизвести свою работу, в идеале в рамках состязательного сотрудничества со скептиками паранормальных явлений, и им следует одновременно анализировать данные множества различных исследований, включая те, которые никогда не публиковались. Короче говоря, парапсихология решила принять принципы прочной научной практики, которые долгое время игнорировались их основными академическими коллегами.

В рамках попытки серьезно отнестись к этому научному истеблишменту, известный исследователь экстрасенсорного восприятия по имени Чак Хонортон попросил Бема посетить его лабораторию в Принстоне, штат Нью-Джерси. Он думал, что нашел веские доказательства в пользу телепатии, и хотел, чтобы Бем сказал ему, почему он может ошибаться.

Бем не получил ответа. В 1983 году ученый и артист провел тщательную проверку экспериментов Хонортона. К его удивлению, они оказались герметичными. К тому времени Бем уже начал пересматривать свои сомнения относительно поля, но это было нечто иное. Дэрил Бем поверил в экстрасенсорное восприятие.

Вскоре после того, как ее взяли на работу, Джейд Ву обнаружила, что смотрит на кучу ретро-порнографии: обнаженных мужчин с пушистыми кефирами и обнаженных девушек с перьями.«Я гей, поэтому не знаю, что сексуально для гетеросексуалов», — сказал Бем, спрашивая ее мысли. Ву не хотела говорить вслух, что порно картинки профессора не такие уж крутые, поэтому солгала: Да, конечно, они эротические .

Это будут стимулы для первого из экспериментов Бема по экстрасенсорному восприятию (или, по крайней мере, первого, о котором будет сообщено в его опубликованной статье). Испытуемые — все они были студентами Корнеллского университета — увидели на мониторе компьютера изображение занавески. Затем им было предложено угадать, какая из штор скрывает скрытое изображение.Хитрость заключалась в том, что правильный ответ будет определен случайным образом только после того, как студент сделает свой выбор. Если бы ей удалось добиться большего, чем случайность, это было бы доказательством того, что она интуитивно предвидела будущее.

У Бема была причина выбирать порно: он полагал, что если у людей действительно есть экстрасенсорное восприятие, то это должна быть адаптивная черта — шестое чувство, развившееся за миллионы лет эволюции. Он предположил, что если бы наше шестое чувство действительно имело такое древнее происхождение, оно, вероятно, соответствовало бы нашим самым древним потребностям и побуждениям.В соответствии с этой теорией он поставил эксперимент так, чтобы подмножество скрытых изображений возбуждали студентов. Может ли предчувствие порнографического изображения побудить их заглянуть за правильный занавес?

Данные, казалось, подтверждали гипотезу Бема. В испытаниях, где он использовал эротические картинки, студенты выбирали свое местоположение в 53 процентах случаев. Это было небольшим, но значительным улучшением по сравнению со случайным предположением.

Для другого эксперимента Бем разработал простой тест вербальной памяти.Студентам было дано несколько минут, чтобы изучить набор слов, а затем было выделено дополнительное время, чтобы потренироваться печатать часть этих слов. Когда их попросили перечислить как можно больше слов, они намного лучше справились с теми, которые они видели во второй раз. Это было просто: практика может улучшить вашу память. Но когда пришло время проводить исследование, Бем поменял задачи. Теперь ученики должны были перечислить слова перед дополнительной фазой практики, а не после нее.Тем не менее он обнаружил признаки эффекта: студенты лучше запоминали слова, которые они напечатали позже. Казалось, что у практического занятия есть преимущества, которые распространились назад во времени.

Подобные эксперименты с обратной последовательностью заданий и стимулов показали, что учащиеся могут вызывать эмоции с помощью слов, которые они не видели, что они отшатнутся от страшных картинок, которые еще не появились, и что они привыкнут к неприятные образы, с которыми они позже столкнутся.Почти каждое исследование работало так, как ожидал Бем. Когда он посмотрел на все свои выводы вместе, он пришел к выводу, что шансы на то, что это статистический артефакт, то есть продукт глупой удачи, были бесконечно малы.

Это его не удивило. К тому времени, когда он начал это исследование, на рубеже тысячелетий, он уже верил, что экстрасенсорное восприятие существует. Он углубился в опубликованные работы по телепатии и ясновидению и пришел к выводу, что Роберт Макдоннелл был прав: свидетельства в пользу таких явлений, известных знатокам как «пси-процессы», были убедительными.

Действительно, вера в экстрасенсорное восприятие укладывалась в образ мышления Бема — она ​​искушала его противоположность. Как и в случае с его атаками на когнитивный диссонанс и теорию личности, Бем мог черпать свои аргументы из хорошо разработанной исследовательской литературы, датированной 1930-ми годами, которые, как он думал, несправедливо отвергались и игнорировались.

Вместе с Чаком Хонортоном, исследователем паранормальных явлений из Принстона, Бем решил подвести итоги этого исследования для своих основных коллег по психологии.В начале 1990-х они составили обзор всей работы по экстрасенсорному восприятию, проделанной с использованием подхода Хонортона, и отправили его сотруднику Бема Роберту Штернбергу, который в то время был редактором психологического бюллетеня Psychological Bulletin . «Мы считаем, что достигнутые темпы репликации и размеры эффекта… теперь достаточны, чтобы гарантировать, что эти данные будут доведены до сведения более широкого психологического сообщества», — написали он и Хонортон в статье под названием «Существует ли пси?» Штернберг сделал статью ведущей январского номера 1994 года.

К 2001 году Бем в основном отказался от своей основной работы и занялся написанием комментариев и обзоров книг по пси-феноменам. Он также незаметно приступил к серьезному научному поиску, чтобы найти то, что он назвал «святым Граалем» парапсихологических исследований: полностью воспроизводимый эксперимент по экстрасенсорному восприятию, который могла бы повторить любая лаборатория. Его самым важным инструментом как ученого и оратора была бы простота. Он работал по общепринятым протоколам, используя только базовые тесты вербальной памяти, прайминга и привыкания.Он показал, что его исследования не были недостаточными, что его процедуры не были чрезмерно сложными и что его статистика не была запутанной. Он сделает свои методы мягкими и непримечательными.

В 2003, 2004, 2005 и 2008 годах Бем представил пилотные данные на ежегодном собрании Парапсихологической ассоциации. Наконец, в 2010 году, после примерно десятилетней калибровки и уточнения, он решил, что сделал достаточно. Тысяча испытуемых, девять экспериментов, восемь значимых результатов. Это было бы его убедительным, широко распространенным доказательством ESP — набора задач, которые можно было бы передать в любую другую лабораторию.

12 мая 2010 г. он отправил рукопись в журнал Journal of Personality and Social Psychology . Он назвал его «Ощущение будущего: экспериментальные доказательства аномальных ретроактивных влияний на познание и аффект».

Лиза Ларсон-Уокер

Впервые Э.Дж. Вагенмакерс читал статью Бема по ESP, он обедал на конференции по неврологии в Берлине. «Мне приходилось убирать его несколько раз», — вспоминает он.«Когда я ее прочитал, мне стало плохо физически».

Вагенмакерс, методолог из Амстердамского университета, считает, что в статье есть по крайней мере одна вопиющая проблема: не было четкой границы между исследовательской и подтверждающей фазами исследования Бема. Он заметил, например, что Бем мог по-разному анализировать данные в своем исследовании эротических изображений. Он мог искать экстрасенсорное восприятие на нейтральных картинках, а не только на эротических, или исключительно на счастливых картинках, или на неэротических картинках, которые оказались романтическими.Если вы дадите себе дюжину различных способов разрезать данные, вы значительно больше рискуете обнаружить закономерности в наборе случайных всплесков. Это не так уж плохо в начале вашего исследования, когда вы разрабатываете лучший подход для своих экспериментов, но позже это может иметь катастрофические последствия. Если бы Бем заранее не решил, как именно он планирует вычислить свои цифры, все его выводы были бы подозрительными.

Неужели Бем сделал этот выбор заранее? Формулировка его статьи предполагает, что да.Но именно так написаны статьи в его области — или, по крайней мере, так они были написаны в 2010 году: люди будут действовать так, как будто они все заранее спланировали, даже когда они проложили себе путь через массу результатов, игнорируя все тупики, которые они встретили по пути. Статистик Эндрю Гельман называет это «садом разветвляющихся троп»: если вы не укажете свой маршрут до начала, любое место, в котором вы окажетесь, может показаться значимым пунктом назначения. (Гельман приписал эту проблему исследованию Бема в статье за ​​2013 год для Slate .)

В статье

Бема действительно признается, что он проводил пилотное тестирование, и даже цитируются три набора результатов, которые он не включил в свой окончательный анализ. «Как известно всем психологам-исследователям, многие процедуры пытаются отбросить, — писал он. Однако он не упомянул другие развилки, которые он пересек в процессе исследования. Ву, например, помнит, как Бем вносил множество изменений в свои эксперименты. По ее словам, он корректировал количество попыток и время действия стимулов.

Этого и следовало ожидать: лабораторные исследования — это запутанный процесс, и ретроспективно даже автору исследования не всегда ясно, когда и как было принято каждое решение. «Я бы начал один [эксперимент], и если бы он просто никуда не годился, я бы отказался от него и перезапустил бы его с изменениями», — сказал мне недавно Бем. О некоторых из этих изменений сообщалось в статье; другие не были. «Я не очень внимательно отслеживал, какие из них я отбросил, а какие нет», — сказал он. Учитывая, что исследования длились десять лет, Бем не может вспомнить все подробности своей ранней работы. «Наверное, вначале я был очень небрежным», — сказал он. «Я думаю, что некоторые критические замечания вполне могут быть обоснованными.Я никогда не был нечестным, но, с другой стороны, критики были правы ».

Сейчас в психологии наблюдается движение к «предварительной регистрации» вашего исследования, поэтому вы заранее обязуетесь составить план проведения эксперимента и анализа данных. Даже сейчас разумность этой практики оспаривается, и это, безусловно, тот случай, когда редакторы журналов никогда не ожидали, что Бем предварительно зарегистрирует что-либо примерно в начале 2000-х, когда он начинал свое исследование ESP.

«Очевидно, что в соответствии с обычными правилами, которые мы [использовали] при оценке исследований, мы приняли бы эту статью», — сказал Ли Росс, известный социальный психолог из Стэнфорда, который был одним из рецензентов Бема.«Уровень доказательств здесь был обычным. Я имею в виду как положительно, так и отрицательно. Я имею в виду, что это был именно тот тип общепринятого психологического анализа, который [часто можно увидеть], с теми же недостатками и проблемами, что и большинство исследований ».

В своем представлении редакторам JPSP Бем рекомендовал Росс в качестве рецензента. Двое мужчин очень близки: каждый является крестным отцом детям другого. Хотя Росс не верил в пси-феномены, он был хорошо осведомлен в этой области, проанализировав данные парапсихологических экспериментов в аспирантуре 1960-х годов. Действительно, Росс не доверял данным в газете — он все еще не верит в экстрасенсорное восприятие — но он также знал, что не было никаких шансов, что его друг был обманщиком или некомпетентным.

Bem показал, что даже строгий ученый может отправиться в безумную страну, просто соблюдая правила дорожного движения.

Росс сделал себе имя как психолог, отчасти благодаря тому, что продемонстрировал, что люди часто цепляются за свои убеждения перед лицом любой проблемы, какой бы серьезной она ни была. Работа Бема показалась ему интересным вызовом для этой области.«У вас есть убеждение, и вот некоторые данные, которые ему противоречат», — сказал он. «Я подумал, что пришло время обсудить, как мы справляемся с неожиданными результатами в психологии».

Тем временем на конференции в Берлине Вагенмакерсу наконец удалось разобраться в статье Бема. «Я был шокирован», — говорит он. «В документе ясно сказано, что, просто делая что-то обычным способом, можно найти что угодно».

На обратном пути в Амстердам Вагенмакерс подготовил опровержение, которое будет опубликовано в JPSP вместе с оригинальным исследованием.Проблемы, которые он увидел в статье Бема, касались не только паранормальных исследований. «Что-то глубоко не так с тем, как психологи-экспериментаторы разрабатывают свои исследования и сообщают о своих статистических результатах», — писал Вагенмакерс. «Мы надеемся, что статья Бема станет указателем на перемены, надписью на стене: психологи должны изменить способ анализа своих данных».

Окончательная версия статьи Бема должна была появиться в мартовском номере журнала JPSP за 2011 год. Перед его выпуском отдел коммуникаций Корнелла опубликовал рассказ о работе, назвав его пределом карьеры Бема.Работа «порадовала сердца исследователей пси, — говорилось в нем, — но поставила в тупик сомневающихся социальных психологов, которые не могут винить основную и широко принятую методологию Бема».

К началу января исследование ESP стало медиа-феноменом. Реакция была резкой и временами насмешливой. На первой полосе газеты « New York Times » цитируется один пси-скептик, который сказал: «Это безумие, чистое безумие. Я не могу поверить, что крупный журнал разрешает эту работу ».

«Только время покажет, верны ли данные», — написал Иона Лерер по телефону Wired .

Сначала Бем был взволнован этим вниманием. Он созвал собрание лаборатории в Корнелле, чтобы поблагодарить своих студентов-ассистентов, затем пригласил их в Нью-Йорк, чтобы посмотреть, как он появится в эпизоде ​​сериала The Colbert Report .

Вскоре после этого Бем опубликовал свой ответ на статью Вагенмейкера, а также на некоторые другие критические замечания его методологии. Отрицательные отзывы его не остановили. Он подумал, что, возможно, в самых ранних экспериментах была некоторая небрежность, но вряд ли скептики когда-либо поверили его результатам.Настоящее испытание пройдет через репликацию. В этом весь смысл этого упражнения — святой Грааль исследования экстрасенсорного восприятия. Если бы он мог заставить своих основных коллег проводить исследования для себя и если бы они могли получить те же результаты, он был бы оправдан раз и навсегда.

Бем позже будет утверждать, что вы не можете выполнять такую ​​работу с онлайн-образцами. Он также говорит, что тест на запоминание слов может не работать так же хорошо для экстрасенсорного восприятия, как задание на создание эротических картинок или любые другие в его статье. Он пришел к выводу, что это слишком сильно зависит от того, что лауреат Нобелевской премии Даниэль Канеман называет «медленным способом» мышления. Бем утверждает, что медленное мышление в меньшей степени способствует возникновению пси-феноменов.

Были и другие сбои репликации. Но были и успехи.С тех пор Бем провел метаанализ, который включает 23 точных репликации его оригинальных экспериментов, начиная с 2003 года. Когда он объединил все эти исследования со своим собственным, создав пул из более чем 2000 субъектов, он обнаружил положительный эффект. По его мнению, данные показали, что ESP было реальным.

Другие оспаривают эту оценку. Вагенмакерс отмечает, что если бы Бем ограничил свой анализ теми исследованиями, которые вышли после него, то есть если бы он посмотрел на усилия основных исследователей и пропустил те, которые были выполнены попутчиками, которые слышали о его работе на собраниях Парапсихологическая ассоциация — положительный эффект исчезнет.

В любом случае, эти копии вскоре превратились в сноску. Через месяц или два последствия первоначальной статьи Бема переросли в нечто большее, чем референдум о предвидении. Это стало референдумом на основе самих доказательств.

В 2005 году, когда Бем все еще работал над своими экспериментами по экстрасенсорному восприятию, врач и статистик Джон Иоаннидис опубликовал короткое, но часто цитируемое эссе, в котором утверждалось, что «большинство опубликованных результатов исследований ложны». Среди основных источников этой проблемы, по словам Иоаннидиса, было то, что исследователи проявили слишком большую гибкость при планировании и анализе экспериментов, то есть они могли пробовать множество различных методов и сообщать только «лучшие» результаты.

Коллеги Бема по психологии, со своей стороны, десятилетиями участвовали в методологических дебатах, и многие отмечали, что размеры выборки слишком малы, что обработка статистических данных может вводить в заблуждение, и что исследователи часто вызывают свои гипотезы после сбора всех свои данные. И время от времени кто-нибудь жаловался на отсутствие тиражирования в исследовательской литературе. (Обратите внимание, как эти опасения отражают те опасения, на которых парапсихологическое сообщество остановилось в начале 1980-х годов.)

Даже к середине 2000-х годов мрачные последствия этих предупреждений еще не проявились. Некоторые статьи могут быть неряшливыми или даже поддельными, но большая часть опубликованных работ? Только Цыпленок зашел так далеко.

«Ты чувствовал себя таким одиноким. Вы знали, что что-то не так, но никто не слушал, — говорит Ули Шиммак, психолог из Университета Торонто, штат Миссиссауга, и что-то вроде Цыпленка Литтла. «Я чувствовал себя очень подавленным, пока не вышла статья Бема.”

В его университете должно было состояться обсуждение недавно опубликованного исследования ESP. «Я думал, мы все просто пойдем и выбросим его», — говорит Шиммак, но был шокирован, обнаружив, что его коллеги, похоже, впечатлены строгим планом исследования. «Была группа людей, которые сказали, что мы должны быть непредвзятыми, поскольку есть все доказательства. … Я говорю: «Послушайте, мне не нужно верить ни одному из этих результатов, потому что они явно сфальсифицированы».… И кто-то сказал: «Вы не хотите оказаться на неправильной стороне истории.’”

Разочарованный Шиммак решил написать свое собственное опровержение статье Бема и подходу к науке, который она представляет. Бем сообщил о проведении девяти экспериментов, восемь из которых дали значительные результаты. Это повторение, казалось, показало, что экстрасенсорное восприятие может быть настоящим сильным эффектом. Шиммак, однако, утверждал, что такая последовательность слишком хороша, чтобы быть правдой. Бему понадобилась бы огромная удача, чтобы добиться такого количества ударов своими экспериментами, учитывая относительно небольшой размер эффекта.По иронии судьбы, утверждал Шиммак, успех всех этих дополнительных исследований сделал выводы Бема менее правдоподобными.

Другие скептики — не в отношении экстрасенсорного восприятия, а в области социальной психологии в более широком смысле — почувствовали такую ​​же смелость в исследованиях Бема. «Это не могло быть правдой, и все же здесь была эта коллекция доказательств, которая была тщательно представлена, казалась в целом убедительной и была опубликована в одном из наших ведущих журналов», — говорит Нельсон. «В некотором смысле это был просто идеальный пример:« О, если мы будем играть по правилам, о которых мы все договорились, тогда мы можем получить что-то вроде этого.И это был решающий момент ».

В ноябре 2010 года, когда он все еще работал над копией эксперимента Бема с вербальной памятью, Нельсон встретился с парой своих коллег-исследователей, Джо Симмонсом и Ури Симонсоном. За ужином они рассказали обо всех фальшивых открытиях в своей области. Все началось как игра: какую самую нелепую газету вы когда-либо читали? Но довольно скоро их разговор перешел на более глубокие вопросы: как такая глупость могла попасть в печать? И, что еще более важно, почему так много умных, хорошо обученных исследователей получили неправомерные результаты?

В ближайшие недели Симмонс, Нельсон и Симонсон продолжили обсуждение по электронной почте.Во-первых, они составили список причин, по которым исследования могут пойти не так. Было много вариантов для рассмотрения. Вместо того, чтобы заранее определять размер выборки, психологи могут анализировать данные своих исследований по мере продвижения, добавляя новые предметы, пока не найдут результаты, которые им нравятся. Или они могут провести множество разных тестов, основанных на множестве разных переменных, а затем выбрать те, которые дали точные результаты. Они могут сообщать о неожиданных выводах, как если бы они были предсказаны. Они могут не упомянуть обо всех своих неудачных экспериментах.

Эти хитрые методы явно были распространены в академической науке. Опрос 2011 года, в котором приняли участие более 2000 университетских психологов, показал, что более половины из них признались в их использовании. Но насколько сильно они могли облажаться? Проведя 15 000 симуляций, Симмонс, Нельсон и Симонсон показали, что исследователь может почти удвоить свой процент ложных срабатываний (который часто рассматривается так, как если бы он составлял 5 процентов) с помощью всего лишь одной, казалось бы, безобидной манипуляции. И если исследователь объединит несколько сомнительных (но распространенных) исследовательских практик — например, изменение размера выборки и выбор зависимых переменных постфактум, — процент ложных срабатываний может возрасти более чем до 60 процентов.

«Только когда мы запустили эти модели, мы поняли, насколько все это имеет значение», — сказал Нельсон. «У вас может быть целая область, которая пытается быть благородной, активно генерируя ложные выводы».

Чтобы подчеркнуть свою точку зрения, Нельсон и другие провели собственный эксперимент с пустышкой, чтобы показать, насколько легко можно получить совершенно невозможный результат. У трио была куча студентов, которые слушали «When I’m Sixty-Four» Битлз, а затем использовали статистические махинации, чтобы создать впечатление, будто музыка сделала студентов на несколько лет моложе, чем они были до того, как песня заиграла.

Симмонс, Нельсон и Симонсон представили свою статью «Когда мне шестьдесят четыре» для публикации в начале марта 2011 года, через два месяца после того, как результаты ESP Бема попали на первую страницу New York Times .

«Я увидела предварительную копию этой статьи [« Когда мне шестьдесят четыре »] и подумала, черт побери», — говорит Симин Вазир, психолог из Калифорнийского университета в Дэвисе и одна из основателей Общество совершенствования психологической науки.«Я понял, что это большое дело. Это проблема.»

Статья оказалась куда более влиятельной, чем предполагали ее авторы. «Мы считали, что это вряд ли будет опубликовано, с меньшей вероятностью будет прочитано, практически не будет цитироваться и, как правило, будет лучше всего как трехавторский проект по катарсису», — вспоминали они в недавнем эссе о работе. Их работы были процитированы почти 1000 раз в 380 различных журналах.

Бем показал, что даже умный и строгий ученый может отправиться в безумную страну, просто следуя правилам дорожного движения. Но Симмонс, Нельсон и Симонсон показали, что статья Бема по ESP не была предметом плохого суждения — или не только этим, — а одним из недостатков механики. Они открыли капот научного мусоровоза и указали на его сломанный двигатель. Они показали, что любой может быть Дэрилом Бемом, и любое исследование может закончиться дымящейся грудой мусора.

Нельсон говорит, что его статья «Когда мне шестьдесят четыре» не была задумана как возражение против исследования Бема по экстрасенсорному восприятию. Тем не менее, результаты ESP — и открытое приглашение Бема попытаться воспроизвести их — пришли в начале сейсмических 18 месяцев для изучения психологии.Симмонс, Нельсон и Симонсон представили свою статью через несколько месяцев после того, как Bem’s стала публичной. Несколько месяцев спустя было обнаружено, что классические открытия в области социального прайминга не удалось воспроизвести. Вскоре после этого выяснилось, что известный социальный психолог Дидерик Стапель участвовал в безудержном мошенничестве. Дальнейшие сбои репликации и новые примеры мошенничества в исследованиях продолжали накапливаться в течение следующего года. Наконец, в сентябре 2012 года Даниэль Канеман направил своим старшим коллегам страшное предупреждение, которое будет часто повторяться в последующие годы: «Я вижу надвигающееся крушение поезда.”

Оглядываясь назад, кажется, что результаты Bem помогли высвободить запас сдерживаемой энергии. «На этой бумаге был написан динамит», — говорит Вагенмакерс. «У меня уже были некоторые опасения, но статья Бема их действительно выявила. Это вдохновило меня на более пристальный взгляд на проблему ».

Вагенмакерс позже напишет, что пси-исследователи, такие как Бем, заслуживают «значительной похвалы» за нынешнее состояние интроспекции в психологии, а также за кризис уверенности, который сейчас распространяется на другие области исследований. «Именно их работа помогла убедить других исследователей в том, что академическая система сломана, — сказал он, — поскольку, если наши стандартные научные методы позволяют доказать невозможное, то эти методы, несомненно, подлежат пересмотру».

Лиза Ларсон-Уокер

Даже сейчас Джейд Ву задается вопросом, спланировал ли Бем это с самого начала. Сейчас Ву — докторант по клинической психологии, поэтому она воочию увидела, как менялась исследовательская практика в ее области.«Я все еще думаю, что Дэрил Бем сделал все это, чтобы прояснить проблемы статистических методов в психологии», — говорит она. Другие ученые, с которыми я разговаривал, разделяли подобные подозрения. Один известный психолог, который знал Бема еще с тех пор, как он учился в аспирантуре в Корнелле, сказал, что сначала он думал, что результаты ESP могли быть версией обмана Сокаля.

Но для соратников Бема по Парапсихологической ассоциации эта публикация имела большой успех. «Он обратил много внимания на возможность того, что это исследование может быть проведено, и что оно может быть выполнено в обычном учреждении», — говорит Мэрилин Шлитц, социолингвист, изучающий пси-феномены и имеющий встречу в Институте ноэтических наук в Петалума, Калифорния.

Совершенно очевидно, что Бем достиг своей главной цели: продвигать тиражирование исследований в области экстрасенсорного восприятия. («Все основано на репликации», — сказал он мне.) Что касается его и других парапсихологов, то эти репликации до сих пор были двусмысленными. «Я думаю, что жюри еще не принято», — говорит Джонатан Скулер, психолог из Калифорнийского университета в Санта-Барбаре, который был одним из первых рецензентов статьи Бема. Школьник, который очень открыт для доказательства существования экстрасенсорного восприятия, допускает, что результаты Бема могут быть не более чем артефактами ошибочного экспериментального дизайна.Но затем он говорит, что предвидение могло быть реальным. Фактически, «нет причин, по которым вы не можете использовать обе эти возможности одновременно».

Такова более или менее позиция Бема. «Критики сказали, что я поставил психологов в неудобное положение и что им придется пересмотреть свои взгляды на физический мир или свои взгляды на исследовательскую практику», — сказал он мне. «Я думаю, что оба верны. Я по-прежнему верю в пси, но я также считаю, что методы в этой области необходимо очистить ».

Bem хотел удовлетворить скептиков, но, в конце концов, усилил их сомнения.

И Школьник, и Бем предполагают, что репликации с большей вероятностью будут успешными, если они будут выполнены верующими, а не скептиками. Такие «эффекты экспериментатора» были хорошо задокументированы в психологической литературе с 1960-х годов, и их часто считают проистекающими из скрытых предубеждений ученых. Но пси-исследователи предлагают иную интерпретацию: возможно, это связано не столько с ожиданиями исследователя, сколько с его способностями как медиума. «Если возможно, что сознание влияет на реальность и чувствительно к ней способами, которых мы в настоящее время не понимаем, то это может быть частью самого научного процесса», — говорит Шулер.«Парапсихологические факторы могут сыграть роль в науке проведения этого исследования».

Чтобы проверить это предположение и помочь решить проблему дуэльных репликаций, Бем присоединился к Мэрилин Шлитц и французскому нейробиологу Арно Делорму, чтобы еще раз попытаться найти предвидение в лаборатории. При финансовой поддержке владельца португальской фармацевтической фирмы, который верит в экстрасенсорное восприятие, они попытались повторить один из оригинальных экспериментов Бема по «ретропричинному праймингу». Идея заключалась в том, что люди могли бы быстрее реагировать на приятные фотографии (например, белого медведя), если бы они постфактум произносили приятное слово (например, люблю ).

Чтобы отличить эту репликацию от более ранних попыток, Бем, Шлитц и Делорм предприняли дополнительные шаги, чтобы исключить любую возможность предвзятости. Они планировали провести одну и ту же батарею тестов в дюжине разных лабораторий и заранее опубликовать план эксперимента и его запланированный анализ, чтобы не было никаких споров по поводу «сада расходящихся тропинок».”

Они представили свои результаты прошлым летом на последнем ежегодном собрании Парапсихологической ассоциации. Согласно их предварительно зарегистрированному анализу, не было никаких свидетельств в пользу экстрасенсорного восприятия, равно как и не было никакой корреляции между отношением экспериментаторов — были ли они сторонниками или скептиками, когда дело касалось пси, — и результатами исследования. Таким образом, их крупномасштабная многоузловая предварительно зарегистрированная репликация закончилась неудачей.

Тем не менее, в своих тезисах к конференции Бем и его соавторы нашли способ выжать несколько капель подтверждения из данных.После добавления набора новых статистических тестов, ex post facto , они пришли к выводу, что доказательства существования экстрасенсорного восприятия действительно были «очень значительными». С тех пор они предварительно зарегистрировали пару последующих экспериментов, чтобы проверить этот новый подход. Обе эти попытки продолжаются; Между тем первоначальная попытка еще не опубликована в журнале.

Я спросил Бема, откажется ли он от своей веры в экстрасенсорное восприятие. Что, если, например, предварительно зарегистрированные реплики, подобные тому, что он сделал со Шлитцем и Делорм, продолжали давать отрицательные результаты? «Если что-то и дальше будет терпеть неудачу, я всегда буду готов обновить свои убеждения», — сказал он. «Но это кажется маловероятным. Обо всех этих экспериментах написано слишком много литературы … поэтому я сомневаюсь, что ты сможешь заставить меня полностью сменить религию «.

«Я сторонник строгости, — продолжил он, — но я предпочитаю, чтобы это делали другие люди. Я понимаю его важность — некоторым это нравится, — но у меня нет на это терпения ». По его словам, ему было трудно перейти в область, где данные так важны. «Если вы посмотрите на все мои прошлые эксперименты, они всегда были риторическими приемами. Я собрал данные, чтобы показать, как будет сформулирована моя точка зрения.Я использовал данные как средство убеждения и никогда особо не беспокоился: «Будет ли это воспроизводиться или нет?» »

Когда Бем начал исследовать экстрасенсорное восприятие, он понял, что детали его методов исследования будут изучены с гораздо большей тщательностью, чем раньше. За годы, прошедшие с момента публикации его работы, эти более высокие стандарты все чаще применялись к широкому кругу исследований, а не только к исследованиям паранормальных явлений. «Мне больше доверяют за то, что я начал революцию в вопросе об основных психологических методах, чем я того заслуживаю», — сказал мне Бем.«Я оказался в нужном месте в нужное время. Фундамент был уже заранее подготовлен, и я просто все поразительно ясно изложил ».

Однако, оглядываясь назад, его исследование предложило нечто большее, чем яркую иллюстрацию проблем в области психологии. Это открыло платформу для обсуждения. Бем не просто опубликовал ряд невероятных открытий; он сделал это таким способом, который явно требовал самоанализа. В своей статье, доказывающей реальность ESP, Бем 33 раза использовал слово « репликация ».Даже когда он требовал предвидения, он умолял о его пересмотре.

«Благодарность самому Дэрилу Бему», — сказал мне Лейф Нельсон. «Он такой умный, интересный человек. … В этой статье он активно поощрял тиражирование, чего никто никогда не делал. Он сказал: «Это экстраординарное заявление, поэтому мы должны быть открытыми в наших процедурах». Это было поводом для скептицизма и действий ».

Бем хотел удовлетворить скептиков, но в конце концов он поступил наоборот: он усилил их сомнения и помог спровоцировать зарождающуюся революцию.И снова один из ведущих социальных психологов мира внес значительный вклад и повлиял на своих коллег. «Я горжусь этим, — признал Бем в конце нашей беседы. «Но я бы предпочел, чтобы они тоже начали верить в пси. Я бы предпочел, чтобы за идеи они запомнили мою работу ».

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *